drgrand (drgrand) wrote,
drgrand
drgrand

Цифровые бомбы Обамы ч.2

продолжение

«Бросить на стол»

Несмотря на массу серьезнейших предупреждений, в день выборов, 8 ноября, не было зафиксировано никаких сбоев в работе избирательной инфраструктуры, никаких свидетельств попыток хакеров повлиять на ход голосования, никаких сбоев в электронных системах голосования и никаких манипуляций с системами подсчета голосов.

Однако итоги выборов многих шокировали.

Внезапно Обама получил преемника, который хвалил WikiLeaks и призывал Москву продолжить красть электронную почту Клинтон, одновременно отвергая идею о том, что Россия несет гораздо больше ответственности за хакерские атаки, направленные против института демократических выборов, чем «кто-то весом в 400 фунтов, сидящий на своем диване».

«Белый дом был шокирован и подавлен, — сказал один бывший чиновник администрации. — Чиновники аппарата обеспечения национальной безопасности ударились в саморефлексию: неужели мы все испортили?»

Сначала не было видно никаких внешних признаков нового решения.

После своей безуспешной попытки достучаться до Белого дома накануне выборов, Керри вернулся с альтернативным предложением, призвав к созданию двухпартийной комиссии, которой будет поручено расследовать факт вмешательства России и составить рекомендации для защиты выборов в будущем.

Эту комиссию хотели создать по образцу комиссии, занимавшейся расследованием терактов 11 сентября 2001 года. Она должна была составить исчерпывающий доклад и рекомендации, которые впоследствии привели к пересмотру работы американских разведывательных агентств.

«Суть была в том, что, если вы считаете, что некие агрессивные действия слишком провокационны, тогда у нас не должно возникать проблем с тем, чтобы докопаться до истины», — сказал один чиновник администрации, ознакомившийся с планом Керри. Ожидалось, что Трамп будет против такого плана, однако, если привести его в действие до инаугурации Трампа, ему будет «труднее и опаснее в политическом смысле» блокировать его.

Уверенность сторонников этого плана окрепла, когда Макдоноу сообщил, что он намеревается выдвинуть это предложение — «бросить на стол» — на следующем заседании Совета национальной безопасности, на котором председателем будет Обама. Керри в этот момент был в зарубежной поездке и принял участие в этом заседании посредством видеосвязи.

С точки зрения некоторых, термин «бросить на стол» (tabledrop) имеет определенную тактическую коннотацию, выходящую за рамки очевидного: так иногда поступают, чтобы получить одобрение до того, как у оппонентов появится шанс сформулировать контраргументы.

«Мы полагали, что это хороший знак», — сказал один бывший чиновник Госдепартамента.

Однако представив это предложение на рассмотрение комиссии, Макдоноу сразу же начал его критиковать, отметив, что оно, скорее всего, будет воспринято как результат работы только одной партии, и Конгресс его заблокирует.

Обама поддержал критику Макдоноу, сведя к нулю вероятность создания комиссии по расследованию действий России.

Макдоноу отказался дать комментарии по каким-либо деликатным вопросам, обсуждавшимся во время заседания комиссии, однако при этом признал, что лично он выступал против этой идеи, отчасти потому, что, по его мнению, было бы преждевременно предпринимать такие меры до завершения расследований американских разведывательных агентств и Конгресса.

«Деморализованы»

Несколько чиновников охарактеризовали атмосферу, воцарившуюся в Белом доме после выборов, как весьма мрачную. «Он стал похож на похоронное бюро», — сказал один чиновник, добавив, что работа по всем вопросам, в том числе вопросам, связанным с Россией, замедлилась, поскольку чиновники полагали, что новая администрация поставит крест на политике и наследии Обамы.

Другие чиновники выразили несогласие с такой характеристикой, сказав, что работа Совета национальной безопасности продолжилась без каких-либо перебоев. «Среди нас не было тех, кого парализовало бы горе, — сказал один высокопоставленный чиновник. — Мы все делали свою работу».

Райс отказалась прокомментировать идеи Белого дома и не стала высказываться по другим деликатным вопросам, однако отметила, что администрация всегда планировала отреагировать на действия России, независимо от исхода выборов. «Мы знали, что это случилось, пока мы были у власти, поэтому мы должны были как-то на это ответить. Это был наш долг», — сказала Райс.

Как бы то ни было, работа над российским вопросом была начата в полную силу только после Дня благодарения — отчасти потому, что Обама совершил свою последнюю зарубежную поездку.

Райс снова попросила членов Совета Национальной безопасности доработать «меню» санкций, которые необходимо было ввести против Москвы. Список, который в итоге получился, представлял собой квинтэссенцию тех идей, которые циркулировали в течение трех месяцев и касались трех сфер: дипломатической, экономической и сферы кибербазопасности.

И снова дискуссии натолкнулись на препятствия.

Разведывательные агентства хотели сохранить свое присутствие в российских сетях и ничем себя не выдавать.

Чиновники Министерства финансов США разрабатывали планы, при помощи которых нужно было наносить удары по целым секторам российской экономики. Согласно одному предварительному предложению, необходимо было ввести санкции против ряда технологических компаний, включая «Лабораторию Касперского», московскую компанию, специализирующуюся на безопасности в киберпространстве. Однако скептики предупредили, что в результате введения таких санкций может пострадать в том числе Европа и что многие американские компании тоже пользуются программами, разработанными «Лабораторией Касперского».

Несколько высокопоставленных чиновников администрации предложили ввести санкции против самого Путина или опубликовать материалы — финансового или какого-либо иного плана — которые могли бы поставить его в крайне неудобное положение. Другие сочли, что, если воплотить в жизнь второе предложение, это может отправить неправильный сигнал: США придется совершить точно такие же действия, за которые они решительно осуждают Россию. В любом случае, было неясно, сколько времени понадобится американским разведывательным агентствам, чтобы собрать на Путина подобное досье.

«К декабрю те из нас, кто долгое время работал над этим вопросом, были уже деморализованы», — сказал один чиновник администрации, принимавший участие в разработке санкций.

Но потом ситуация стала меняться.

9 декабря Обама приказал американским разведывательным агентствам составить исчерпывающий доклад о вмешательствах России в президентские выборы в США начиная с 2008 года, планируя обнародовать часть выводов.

Спустя неделю, в ходе одной из последних пресс-конференций Обамы, он выразил досаду в связи с тем, что на итог таких важных выборов «повлияла горстка этих утечек». Он раскритиковал информационные организации за их «одержимость» скандальными материалами о демократах.

После этого он обрушился с критикой на Москву. «Русские не могут изменить или значительно ослабить нас, — сказал он. — Россия — более маленькая и более слабая страна, с точки зрения экономики, они не производят ничего, что другие захотят купить, за исключением нефти, газа и оружия. Они не вводят новшества».

Такой поток критики был крайне нехарактерным для Обамы, и она прозвучала на фоне внутренних сомнений и выяснений отношений между представителями проигравшего предвыборного штаба Клинтон, а также на фоне риторики Трампа и Путина.

Однако в тот момент действовал еще один фактор.

Решение Обамы поручить разведывательным агентствам проведение исчерпывающего расследования вмешательства Москвы заставило аналитиков еще раз пролистать все файлы своих агентств в поисках ранее незамеченных подсказок.

Это послужило толчком к появлению потока новых тревожных сообщений — многие из них попадали в суточные сводки для президента США — о действиях России, направленных на подрыв президентских выборов 2016 года. Складывавшаяся воедино картина позволила конгрессменам начать рассматривать российскую кампанию в более широком контексте, то есть как масштабный и многогранный план.

Бен Роудс (Ben Rhodes), бывший заместитель советника по вопросам национальной безопасности, сказал, что сначала многие считали хакерские атаки на системы национального комитета Демократической партии аналогичными тем хакерским атакам россиян, которые были направлены против различных организаций, включая Госдепартамент и Белый дом.

«Во многих отношениях… мы относились к этому как очередной киберугрозе и сосредотачивались на защите нашей кибер-инфраструктуры, — сказал Роудс в своем интервью. — Между тем русские вели гораздо более масштабную игру, которая включала в себя такие элементы, как публикация украденных материалов, политическая пропаганда и распространение фейковых новостей —элементы, которые они уже опробовали в других странах».

«Мы не смогли сразу сложить все эти элементы в единую картину, — продолжил Роудс, — и во многих отношениях эта общая картина до сих пор дополняется новыми кусочками». Роудс отказался обсуждать какие-либо деликатные темы.

Мрачное настроение Обамы, выводы разведывательных агентств и приближение момента перехода власти придали новую экстренность дискуссиям в Совете национальной безопасности. В середине декабря, когда министры кабинета по очереди рассказывали о недостатках предлагаемых разнообразных санкций против России, Райс потеряла терпение и начала их обрывать.

«Мы больше не можем говорить. Мы должны действовать», — сказала она, по словам одного из участников заседаний.

Райс быстро просмотрела список предложений, оставшийся после нескольких месяцев дебатов — список, который позволял членам узкого комитета голосовать за то, что один из участников назвал «тяжелым, средним и легким» вариантами.

В тот момент в зале оперативных совещаний присутствовали Клэппер, Бреннан, Керри и заместитель директора ФБР Эндрю Маккейб (Andrew McCabe). По словам другого участника, Райс предложила им выйти за пределы их зон комфорта.

Экономические санкции, которые сначала были направлены только против российской военной разведки, были расширены таким образом, чтобы под их действие попала и ФСБ. Объектами санкций также оказались четыре чиновника российской разведки и три компании, тесно связанные с этими службами.

ФБР уже долгое время настаивало на закрытии двух российских комплексов в США — одного в Мэриленде, другого в Нью-Йорке — объясняя свои требования тем, что оба они использовались для ведения слежки и представляли собой внушительное бремя для бюро.

ФБР также составило список российских агентов, работающих под прикрытием, которых необходимо было выслать из страны. В процессе составления этого списка оно воспользовалось имеющимся в его распоряжении списком россиян, которые подозревались в шпионской деятельности на территории США.

Чиновникам кабинета предложили проголосовать за то, нужно ли закрывать оба комплекса или только один из них, а также нужно ли выслать из страны 10, 20 или 35 россиян.

Керри изложил опасения его министерства. Полос США в России Джон Тефт (John Tefft) прислал сообщение, что в ответ на такие меры Москва обязательно вышлет из России такое же количество американцев и что отъезд такого количества чиновников лишит посольство способности нормально функционировать.

Эти возражения были отвергнуты, и Райс представила план Обаме, призвав его к захвату обоих российских комплексов и высылке 35 россиян, подозреваемых в шпионской деятельности. Обама подписал этот пакет мер и объявил о введении санкций 29 декабря, во время своего отпуска на Гавайях.

К тому времени все еще формирующаяся администрация Трампа уже столкнулась с вопросами касательно его возможных контактов с Москвой. В тот же день, когда Обама объявил о введении санкций, главный кандидат на должность советника по вопросам национальной безопасности в администрации Трампа Майкл Флинн (Michael Flynn) по телефону сообщил российскому послу, что санкции скоро будут пересмотрены и, возможно, сняты. Ложные показания Флинна касательно того разговора стоили ему его должности.

Доклад, который был составлен по распоряжению Обамы, опубликовали неделю спустя, 6 января. В основу этого доклада легли в основном результаты работы, проделанной группой экспертов, созданной Бреннаном. В нем говорилось, что «Путин и российское правительство стремились помочь избранному президенту Трампу повысить его шансы на выборах, когда это возможно, дискредитируя госсекретаря США Хиллари Клинтон».

В нем также содержалось предупреждение: «Мы полагаем, что Москва будет пользоваться уроками, полученными ей в ходе санкционированной Путиным кампании, направленной на подрыв выборов в США, чтобы и дальше оказывать влияние на политику по всему миру».

«Минимальное» воздействие санкций

Несколько дней эти санкции находились в центре внимания СМИ, которые затем снова переключились на Трампа, его все еще формирующуюся администрацию и первые раскаты начинающегося кризиса вокруг предполагаемых связей Трампа с Россией.

Однако тот пакет мер, который был одобрен Обамой, а также процесс их выбора и исполнения оказались более сложными, чем многие сначала думали.

Высылка россиян и захват комплексов первоначально планировались в качестве ответных мер, предпринимаемых против Москвы не в связи с вмешательством в выборы, а в связи с ее набирающей обороты кампанией по запугиванию американских дипломатов и агентов разведки. Американские чиновники часто сталкивались с враждебным отношением, однако такие эпизоды становились все более зловещими и опасными.

Один такой эпизод, информацию о котором ранее не разглашали, произошел 6 июля. Тогда российский военный вертолет резко сбросил высоту и несколько раз пролетел всего в нескольких метрах над капотом автомобиля, за рулем которого сидел военный атташе США и который ехал по трассе между Мурманском и Печенгой на севере России. В машине находилось еще несколько человек. Американцы зафиксировали эту попытку их запугать, сделав фотографии вертолета сквозь лобовое стекло.

Еще более пугающий эпизод произошел месяцем ранее, когда человек, одетый в форму ФСБ, схватил и бросил на землю агента ЦРУ, возвращавшегося на такси в посольство США в Москве. На видеозаписи, показанной российским телевидением, видно, чтобы американец отчаянно пытается попасть на территорию посольства и, таким образом, на суверенную территорию США. В результате этого нападения он сломал плечо.

Хотя сначала высылку россиян рассматривали в первую очередь как ответ на подобные инциденты, эту меру несколько адаптировали и включили в пакет санкций, введенных в связи с вмешательством России в выборы. По словам чиновников, в список высланных россиян попали несколько агентов, которые, как подозревали американцы, сыграли некую роль во вмешательстве России в президентские выборы, находясь на территории США. Чиновники отказались сообщить подробности.

В список 35 высланных россиян вошли в первую очередь те, кто обладал продвинутыми техническими навыками. Их имена и биографии были приведены в досье, представленном высокопоставленным чиновникам Белого дома и министрам кабинета, хотя в этот список в последний момент были внесены некоторые изменения, чтобы сократить число высылаемых россиян, работающих в миссии ООН в Нью-Йорке, и добавить в него новые имена сотрудников миссий этой организации в Вашингтоне и Сан-Франциско.

ФБР хотело включить в этот список еще больше россиян.

В какой-то момент дискуссий в Белом доме аналитики разведки представили снимки комплексов, сделанные с воздуха, чтобы показать, как их модифицировали, чтобы повысить их потенциал для ведения слежки. На слайдах, показанных в зале оперативных совещаний, были заметны новые дымовые трубы и другие детали, указывающие на установку более совершенного оборудования для прослушки, которое использовалось для наблюдения за объектами ВМС США и штаб-квартирой АНБ в Форт-Миде в Мэриленде.

Райс указала на Маккейба из ФБР и сказала: «Вы много лет просили сделать это. Это ваш шанс».

Администрация дала россиянам 24 часа, чтобы освободить эти комплексы, и агенты ФБР наблюдал за тем, как колонны грузовиков, нагруженных оборудованием, выезжали из ворот комплексов.

Когда агенты ФБР попали на территорию этих комплексов, они обнаружили там огромное множество антенн, электроники, компьютеров, картотечных шкафов и другого оборудования. По словам чиновников, поспешный отъезд россиян оставил заметные следы на полу, столах и стенах комплексов.

Многие считают экономические санкции США самым мощным средством воздействия, если не считать применения военной силы. Российская экономика в значительной мере уступает экономике США, и почти все крупные российские институты, организации и олигархи так или иначе зависят от доступа к американским и западным финансовым институтам, сетям и кредитам.

Санкции, которые США и Европа ввели против России в 2014 году в связи с ее действиями на Украине, оказали пагубное воздействие. Совпав по времени с резким падением цен на нефть, эти санкции спровоцировали сокращение российской экономики на 4% и существенно сократили ее резервы.

Между тем санкции, введенные против России в связи с ее вмешательством в выборы, не оказали такого воздействия.

По словам чиновников, принимавших участие в разработке этих санкций, их главным мишеням — российским службам военной и иностранной разведки, ГРУ и ФБС, и высокопоставленным чиновникам этих агентств — принадлежит довольно мало имущества и уязвимых активов, которые можно было заморозить.

«Не думаю, что кто-то из нас рассматривал санкции как главный способ выражения нашего недовольства в связи с вмешательством в выборы, — сказал один высокопоставленный чиновник, участвовавший в процессе принятия этого решения. — Суть выпада против их разведывательных агентств заключалась не в экономическом воздействии. Он заключал в себе символический смысл».

Это решение — в гораздо большей степени, чем любое другое решение — стало источником сожалений для высокопоставленных чиновников администрации, принимавших непосредственное участие в российских дискуссиях. Складывалось впечатление, что, по мнению Обамы, военное вторжение России на Украину заслуживало более жесткого наказания, чем ее вмешательство в президентские выборы в США.

«Что является главной угрозой для нашей системы правления?» — спросил бывший высокопоставленный чиновник администрации, добавив, что Обаме и его советникам было известно — из прогнозов, составленных Министерством финансов — что воздействие санкций, введенных в связи с вмешательством России в выборы, будет «минимальным».

Американское кибероружие

Сложнее всего провести оценку эффективности той меры, о которой Обама обмолвился уклончивее всего, когда объявлял о введении новых санкций против России.

«Мы продолжим принимать широкий спектр мер когда угодно и где угодно. Некоторые из этих мер будут носить в том числе непубличный характер», — подчеркнул он в заявлении, опубликованном Белым Домом.

Произнося эту фразу, он имел в виду в том числе кибероперацию, которую спланировали таким образом, чтобы Москва ее обнаружила, но чтобы, по словам чиновников, эта она не нанесла серьезного ущерба. Эта операция, включавшая в себя внедрение в важнейшие российские компьютерные системы кода, который Россия обязательно обнаружит, должна была просто напомнить Москве о возможностях США в киберпространстве.

Однако, по словам чиновников, Обама также подписал секретный указ, разрешающий реализацию новой секретной программы с участием АНБ, ЦРУ и Киберкомандования США.

Обама отказался дать интервью для этого издания, однако его представитель выступил с таким заявлением: «К этой ситуации отнеслись чрезвычайно серьезно, о чем свидетельствует то, что президент Обама поднял этот вопрос во время личной встречи с президентом Путиным; что 17 разведывательных агентств выступили с беспрецедентными публичными заявлениями; что чиновники аппарата обеспечения национальной безопасности неустанно работали для усовершенствования средств защиты от взлома избирательной инфраструктуры по всей стране; что президент распорядился провести всеобъемлющее расследование и что, в конце концов, он принял решительные ответные меры, включавшие в себя закрытие двух российских комплексов, введение санкций против девяти российских юридических и физических лиц и высылку 35 российских дипломатов».

Эта кибероперация до сих пор находится на начальном этапе, который подразумевает внедрение кодов в российские компьютерные сети, «которые имеют большое значение для противника и сбои в которых причинят противнику ощутимый дискомфорт», как сказал один бывший американский чиновник.

Эти коды или «импланты» были созданы АНБ и разработаны таким образом, чтобы их можно было удаленно запустить в рамках ответного киберудара на любой акт агрессии России, будь то атака на электросети или вмешательство в очередные выборы президента.

По словам чиновников, принимавших участие в разработке этой меры, некоторые представители администрации были встревожены тем, что тот ущерб, который могут нанести эти «импланты», будет крайне трудно ограничить и сдержать.

В результате администрация распорядилась провести правовую экспертизу, которая показала, что эти программы можно контролировать достаточно эффективно, чтобы их применение оказалось «пропорциональным» в рамках разных сценариев провокаций со стороны России. Требование «пропорциональности» является требованием международного права.

По словам чиновников, эта операция является долгосрочной, поскольку на установку «имплантов» требуются месяцы. Согласно правилам проведения секретных операций, для начала этой операции потребовалась только подпись Обамы.

Разведывательным агентства США не нужно одобрение Трампа для продолжения этой операции, и, по словам чиновников, чтобы остановить ее, ему потребуется подписать отменяющий приказ. По словам чиновников, они пока не увидели никаких признаков того, что он это сделал.

П.с. Очень-очень странная статья, которую надо разбирать по косточкам. Явные нестыковки я выделил. Но там есть еще много-много интересного.
Tags: Иносми Вашингтон пост
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments